Thursday, September 12, 2013

Бюрократия и коррупция

В отличие от большинства людей, я совершенно нормально отношусь к бюрократии, к различным правилам, требованиям, регламентам, и процедурам. Это потому что я и сам бюрократ и создал за свою жизнь много форм и правил.Джеймс Вильсон в классической работе, изданной в 1989, писал, что каждое правило – это попытка защитить целостность какого-то процесса, попытка предотвратить проблему.

Чем выше уровень коррупции – не реальный уровень, а перцептуальный – тем жестче бюрократические требования. Например, в моем американском банке мне достаточно пароля, а в Сбербанке надо каждый раз получить СМС с паролем. Почему? Потому что Бэнк оф Америка работает в более безопасной среде, чем Сбербанк? Так ли это в действительности, никто не знает, но я сильно сомневаюсь, что в виртуальном мире мошенников где-то может быть больше и где-то меньше. Думаю, что Сбербанк перестраховывается, и заодно теряет потенциальных пользователей и раздражает существующих.

Но вот другой пример – по закону, человек может отучиться на бесплатной магистратуре только раз в жизни. Поэтому мы конфискуем оригиналы их предыдущих дипломов, и держим их в сейфе. Это страшно неудобно, раздражает кучу людей, но это пока единственный способ выполнения закона. Все это понятно, но вопрос всегда в соотношении цены и выгоды. Насколько мелкие неудобства для всех стоят того, чтобы предотвратить возможные мошеннические действия нескольких человек?

Дело в том, что ответить на этот вопрос невозможно без объективных данных, и получить их очень сложно. Мы не знаем, сколько человек в стране захотят – под страхом наказания – на халяву заработать два магистерских диплома. Я не думаю что очень немного, но доказать этого не могу.

Другая проблема: Есть некоторое пороговое значение, после которого бюрократические барьеры не столько останавливают волну коррупции, сколько порождают новые волны вынужденной коррупции. Например, в организации N невозможно, извиняюсь, закупить шампанского, потому что бухгалтерия справедливо заботится о злоупотреблениях. Что остается руководителю, которому надо отпраздновать успехи коллектива? Выписывается фиктивная премия доверенному человеку, который отдает ее в неформальную заначку. То есть излишне жесткое регулирование порождает больше коррупции. Создается классический порочный круг, в котором средство борьбы с социальным злом порождает больше этого зла. Кроме того, этическая граница между дозволенным и недозволенным размывается.

Восприятие коррупции в России зашкаливает. Мы числимся 133 из 176 стран. Несомненно, с крупной коррупцией надо бороться, так же как и с любой другой национальной угрозой – то есть системно и упорно, но без фанатизма. Ведь не будем забывать, что сталинские репрессии отчасти мотивировались борьбой с коррупцией, как ее тогда понимали. Но не надо забывать и то, что коррупционная активность как нелегальная, по определению, трудно измеряема. Мы не знаем, насколько россияне преувеличивают уровень бытовой коррупции в своей стране; думаю, что серьезно. Поэтому в каждом конкретном случае надо взвешивать риск коррупционных действий по отношению к бюрократической процедуре. Причем в стоимость процедуры надо обязательно включать и ненамеренное порождение новых форм коррупции.

Действительно ли при оформлении надо в библиотеке спрашивать и пропуск, и паспорт? Ведь первый выдается на основании последнего. Действительно ли нам нужны копии трудовой книжки, заверенные в отделе кадров, если мы все равно потом проверяем оригиналы? Нет, не нужны. Полное отсутствие любой коррупции и мошенничества невозможно, и поэтому попытки создать непроницаемые бюрократические барьеры – контрпродуктивны. Надо немного понизить бюрократические барьеры, что сделает нашу жизнь более приятной, а нашу работу - более эффективной.


No comments:

Post a Comment